понедельник, 25 октября 2010 г.

Портал-Credo.Ru. Интервью с философом, создателем белорусского политического движения "Движение", религиозным деятелем Владимиром Мацкевичем: "Белорусское законодательство определенно препятствует свободному исповеданию веры в соответствии с совестью"

"Портал-Credo.Ru": Владимир Владимирович, как бы Вы вкратце охарактеризовали современное состояние дел с правами человека на свободу совести и вероисповедания в Беларуси?

Владимир Мацкевич: Есть несколько аспектов. Первый аспект касается бытового уклада жизни, а второй – общественной и политической жизни. Так вот, на уровне бытовом кажется, что все вроде бы нормально. Потому что на бытовом уровне просто не видны такие вещи, как архетипы, установки и т.д. Поэтому обычно люди поступают так - кто хочет, тот молится, кто хочет – ходит в церковь, кто не хочет – не ходит. И многое не видно – ни давления не видно, ни препятствий. Действительно, никто никого не заставляет ходить в ту или иную церковь или не ходить. Так что в бытовом, повседневном плане все выглядит достаточно неплохо.

Совсем иное дело, если мы начнем анализировать публичную, общественную и политическую жизнь.

Во-первых, это Закон "О свободе совести...", принятый в 2002 году, поставивший разные конфессии в неравные условия, выделяя якобы традиционные конфессии, больше повлиявшие на культуру Беларуси или меньше, что и с научной точки зрения спорно и вообще не соответствует значению и смыслу веры как опыта. Этот закон ставит препятствия разным конфессиям, независимо от того, как мы к ним относимся, христианские они или нет. В данном случае важно то, что он определенно препятствует свободному исповеданию веры в соответствии с совестью.

Во-вторых, это практика правоприменения. Большинство государственных учреждений, призванных решать вопросы государственно-религиозных отношений, как на общегосударственном, так и на местном уровне, состоит из чиновников, которые просто не имеют элементарных знаний о правах человека, вообще не отличают законы и нормативные акты, а потому на уровне правоприменения ставят свои препятствия, тем более что в нашем государстве, которое я бы охарактеризовал как тоталитарное, большее значение имеет "телефонное право", нежели право писанное. Поэтому скорее будут исполняться указания высших чиновников, чем указания закона, даже такого плохого, как Закон "О свободе совести..." 2002 года.

И, в-третьих, на общественном уровне со стороны публицистов, журналистов, тех людей, которые пишут книги, учебники, энциклопедии, создается по сути неадекватное впечатление о существующей религиозной ситуации в стране, а потому в общественном сознании также формируется представление, не соответствующее действительности. Этими ложными представлениями люди потом руководствуются в жизни.

Вот в таких аспектах можно охарактеризовать существующую на сегодня в Беларуси ситуацию с правами человека на свободу совести.

– На днях представители белорусского государства и руководства Римско-Католической Церкви заявили о возможности заключения конкордата (соглашения) на высшем уровне. Уже несколько лет действует такое соглашение между государством и Белорусской Православной Церковью Московского патриархата. Как Вы оцениваете подобного рода договоренности?

– Отношения Церкви и государства время от времени становились проблемой на протяжении всей истории существования христианства. За многие столетия различные христианские конфессии нашли оптимальные для себя формы таких отношений. Первым с этим справилось православие, сформулировав принцип "симфонии", согласно которому Церковь и государство стремятся говорить "в один голос", вторить друг другу в самых важных для Церкви и для государства вопросах.

Протестантские конфессии, со своей стороны, руководствуются двумя главными принципами: отделения Церкви от государства и свободы совести (как одной их составляющих прав человека). Постепенно эти принципы были заимствованы и другими странами с преобладанием христианства среди верующих. Эти две формы отношений Церкви и государства хороши в моноконфессиональных странах. Наилучшая реализация и симфонии, и свободы совести достигается в тех странах, где существуют национальные Церкви, например, автокефальная православная Церковь или доминирующая протестантская конфессия с национальным синодом. Различные сложности случаются и в этих случаях.

Но особую сложность представляют случаи, когда руководство Церкви находится за пределами страны и сама сфера деятельности Церкви не совпадает с границами нации. В первую очередь это касается Католической Церкви с ее претензией на вселенский характер и централизованным управлением. Именно поэтому в католическом мире и стал применяться принцип конкордата – принцип согласия между руководством Католической Церкви в Риме и национальным государством, оформленный в виде официального соглашения. Долгое время ни протестанты, ни православные в таком специальном соглашении не нуждались, достаточно было соблюдения общих принципов и соглашений по частным вопросам.

Но особая ситуация складывается в тех странах, где католики не являются доминирующей конфессией, или в тех, в которых нет своих национальных православной или протестантской Церквей, но эти Церкви, тем не менее, велики и влиятельны. Например, в Беларуси.

Русская Православная Церковь в Беларуси очень велика и влиятельна. Точнее, она самая большая из христианских Церквей и самая влиятельная. Принцип симфонии не может быть у нас реализован, поскольку высшее руководство РПЦ МП находится в другом государстве. Т.е. государство и Церковь не совпадают в границах распространения своего влияния. Поэтому вполне логично, что белорусское государство и православная Церковь в Беларуси нуждаются в особом соглашении. Но это соглашение подписано между правительством и самоуправляющейся частью РПЦ МП в Беларуси. Поэтому такое соглашение вызвано теми же причинами, что и конкордаты в католическом мире, но не имеет такого же статуса. Для полного соответствия конкордату такое соглашение должно было бы быть подписано с Московской патриархией. Но сам по себе состоявшийся факт соглашения между православной Церковью и государством открывает путь к аналогичным соглашениям с другими Церквями, т.е. к конкордату с Римско-Католической Церковью.

Правда, одно дело конкордат Ватикана с государством католической нации, иное дело - конкордат с государством, где католики хоть и многочисленны, но не доминирующая конфессия. Такое соглашение должно и неизбежно будет иметь гораздо более светский характер. Может быть, для начала такое соглашение может иметь просто вид межгосударственного договора, поскольку Ватикан имеет статус отдельного государства.

Но такое соглашение необходимо и католикам Беларуси, и белорусскому государству. Слишком много нерешенных проблем накопилось в сфере их взаимодействия.

Вряд ли стоило бы распространять эту практику и на протестантов. Даже если и есть в стране протестантские Церкви, высшее руководство которых находится за пределами Беларуси, то эти Церкви не сравнимы по распространенности и влиятельности с православными и католиками. Большие же протестантские церкви в Беларуси создали национальные руководящие органы. А в этом случае достаточно простого соблюдения Конституции и частных локальных соглашений по отдельным аспектам социальной деятельности Церкви.

Беседовал священник Александр Шрамко,
для "Портала–Credo.Ru"

Комментариев нет:

Отправить комментарий